Москвичей пригласили на спектакль в усадьбе Салтыковых-Чертковых

Актеры Дарья Дуженкова и Кирилл Клименко возле старинной усадьбы Салтыковых-Чертковых, расположенной на улице Мясницкая в Красносельском районе. Здесь теперь можно посмотреть спектакль «Лубянский гример» по произведению Николая Лескова «Тупейный художник», в котором они исполняют главные роли / Фото: Екатерина Алексеева / Вечерняя Москва

Двери усадьбы Салтыковых-Чертковых в районе Красносельский гостям теперь открывают актеры. И приглашают на спектакль, который проходит в старинных интерьерах.

Подмостками для спектакля Нового театра «Лубянский гример» по мотивам рассказа Николая Лескова «Тупейный художник» стали исторические апартаменты усадьбы Салтыковых-Чертковых. В своих стенах особняк хранит легенды и дух прошлого. Легендарные залы на Мясницкой в разные годы посещали Пушкин, Гоголь, Жуковский. Затем здесь располагалась первая публичная библиотека, в которой Лев Толстой работал над романом «Война и мир». В советское время в здании проходили съемки кинофильма «Семнадцать мгновений весны».

Постановка переносит зрителя в начало XIX столетия, эпоху расцвета русского крепостного театра. Зрителям предлагается пройти по усадьбе четырьмя разными маршрутами, каждый из которых раскрывает разные фрагменты единого сюжета. А в последнем зале у главной сцены ожидает драматическая развязка, и зрители узнают о судьбе главных героев.

Специально для «Вечерней Москвы» артисты Кирилл Клименко и Дарья Дуженкова, исполняющие главные роли, поделились своими впечатлениями о работе в таком необычном формате.

— В этом месте чувствую себя принцессой, — улыбается Дарья Дуженкова, — словно в сказку попала. Не могу не чувствовать дух этого здания. Для меня этот дом и актер спектакля, и режиссер, задающий свои условия игры. В начале спектакля «Лубянский гример» экскурсовод произносит фразу «Театр и усадьба. Их многое связывает». Связь старинной усадьбы тесна с каждым из нас, актеров, играющих в постановке по Лескову.

А Кирилл Клименко рассказал, что за время репетиций и выступлений усадьба стала для него вторым домом.

— Не перестаю восхищаться лепниной и барельефом каждый раз, пока здесь нахожусь, играю, репетирую. Планирую в ближайшее время погрузиться в историю усадьбы Салтыковых-Чертковых и сделать с коллегой небольшой исторический аудиоспектакль-бродилку, — говорит он.

Иммерсивный формат спектакля, при котором зрители становятся участниками действия, помогает актерам видеть ближе глаза зрителей.

— И людям это так нужно и важно: попасть на мгновение в какой-то другой мир, который был бы лучше, красочнее, да просто помог бы отвлечь и сделать глоток свежего воздуха, выйти за рамки обыденного, — уверена Дарья Дуженкова. — Я чувствую эту необходимость. Меня это вдохновляет так, что я готова просто взлететь там, на этом подиуме, в готическом зале, только чтобы передать зрителям ощущение полета, восхищения.

По ее словам, на иммерсивной постановке встречаются и шумные зрители, которые во время спектакля громко переговариваются или ведут разговоры о чем угодно.

— Но меня они прямо оживляют, приходится работать как бы вопреки, и это держит меня в форме, — добавляет она.

Ее коллега по театральному цеху Кирилл Клименко говорит, что выступать в таком антураже и при зрителях, которые не сидят на одном месте, крайне полезно с точки зрения актерского мастерства.

— Эти вроде бы неудобства в работе можно назвать частью нашего ускоренного профессионального роста. В таких случаях на площадке от актеров требуется гораздо больше концентрации, внимания и креатива, — отмечает актер.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Алексей Зензинов, драматург, сценарист, прозаик, критик:

 

— «Лубянский гример» стал первой премьерой Нового театра, сыгранной в усадьбе Салтыковых-Чертковых. В интерьерах особняка одновременно разворачиваются два захватывающих сюжета. Один из них — легенда о любви, верности, страданиях и подвиге талантливого художника и его прекрасной возлюбленной — крепостной актрисы, другой — история рождения русского театра, рассказанная от лица тех, кто его создавал.